04 октября 2008
5084

Повышение эффективности работы государственного сектора науки стало основным вопросом на состоявшемся вчера заседании Правительства РФ.


Открывая заседание, премьер-министр Михаил Фрадков заявил, что решение этого вопроса "в значительной степени определяет, насколько мы сумеем двигаться к реализации намеченных в экономике задач и повышению темпов ее роста... Мы выбираем инновационный путь развития экономики".

Премьер напомнил, что данный вопрос довольно долго дискутировался и готовился с участием специалистов Российской академии наук, Академии образования, ведущих вузов страны. Обращаясь к основному докладчику -министру образования и науки РФ Андрею Фурсенко, - премьер попросил его отразить в своем докладе ответы "на ряд вопросов, волнующих и специалистов, и все общество: как вы оцениваете необходимость дополнительных бюджетных расходов, от чего зависят повышение эффективности и результаты работы в государственном секторе науки, насколько обоснованны и достижимы показатели развития отрасли".

На это глава Минобрнауки ответил с присущей ему прямолинейностью. Мол, к 2008 году доля высокотехнологичной продукции в общем объеме промышленного производства России достигнет 10-15 процентов (то есть в разы меньше, чем в передовых странах Запада). А для достижения этой "высокой цели" надо реализовать программу модернизации госсектора науки. Суть этой программы по планам министерства заключается в том, чтобы... сократить присутствие государства в науке.

На велеречивом языке реформаторов этот маневр называется "консолидацией усилий академического сообщества для реализации задач общенациональной значимости". А проще говоря, министерство намерено перекроить весь академический сектор российской науки: к 2008 году он будет представлять собой небольшую сеть научных организаций - технически оснащенных, укомплектованных кадрами и финансово устойчивых. После сокращения останется 25-35 крупных институтов, 5-7 больших национальных лабораторий, 75-100 акционерных обществ, контрольный пакет в которых принадлежит государству. В форме федеральных государственных унитарных предприятий планируется оставить лишь 15-20 научных учреждений.

Среди предлагаемых нововведений - создание национальных лабораторий, ориентированных на достижение конкретного результата, а также переход к программно-целевому принципу при фундаментальных исследованиях. "Безусловно, это требует существенного повышения финансирования", - признал Фурсенко.

Но если исчезнет большинство государственных институтов и разъедутся по миру работавшие в них ученые, оставшимся в России будет мало радости от того, что, по словам министра, к 2008 году финансовая обеспеченность исследований на каждого работника составит 0, 8 - 1 миллион рублей в год, а заработная плата ученых вырастет до 30 тысяч рублей в месяц.

На заседании Фурсенко еще раз повторил свой излюбленный тезис о том, что Минобрнауки "не предлагает передать научные учреждения в частные руки, но и не исключает такой возможности при определенных обстоятельствах". Министерство стремится найти оптимальную форму собственности для научных организаций, "при которой сохранится контроль со стороны государства, но исследования будут коммерциализированы". Имеется в виду, что на первом этапе научные организации будут переведены в стопроцентно государственные акционерные общества, а в дальнейшем - в государственные автономные организации (ГАНО). Андрей Фурсенко называет это "оптимизацией сети научных организаций". Но большинство ученых, которые попадают под эту оптимизацию, имеют о ней другое мнение.

Много резких высказываний о своей программе услышал глава Минобрнауки на заседании Правительства. Так, президент РАН Юрий Осипов недвусмысленно заявил, что главная беда реформы российской науки "это люди, которые позволяют себе думать, что они все понимают и все знают". Президент РАН подчеркнул, что реформаторы поставили российскую науку в такие условия, при которых ее развитие практически невозможно.

С критикой выступил также глава Минэкономразвития Герман Греф, который считает, что программа Минобрнауки, мягко говоря, недостаточно конкретна.

В конце концов Андрей Фурсенко был вынужден признать, что среди разработанных в его министерстве мер "много незавершенных предложений". Однако он просил учесть тот факт, что в отличие от первого варианта программы новый "документ готовился не в кабинетах министерства, а с участием представителей науки, на собраниях РАН, при встречах с профсоюзами академий". Министр попросил собравшихся "дать реформаторам отмашку, чтобы двигаться по заданному направлению, исправляя недостатки на ходу".

Завершая бурную дискуссию, развернувшуюся на заседании кабинета министров, Михаил Фрадков убежденно заявил: "Будем поддерживать науку!" Однако недвусмысленно заметил, что предлагаемые меры - "это только предбанник", за которым должны стоять конкретные предложения и решения. Они должны быть направлены не на бессмысленную перестройку государственного сектора науки, а на повышение эффективности его деятельности.

Предложенный министерством план был принят за основу, хотя и с большим трудом. Запутавшимся в собственных ногах реформаторам все-таки "дали отмашку". Сумеют ли они "исправиться на ходу"?

Это покажет время. А пока можно констатировать только серьезность намерений Правительства помочь отечественной науке. Как сказал Михаил Фрадков, "важно объединить усилия всех, кто заинтересован в том, чтобы, следуя по пути инновационного развития, мы добились существенных результатов".

***

Важно объединить усилия всех, кто заинтересован в том, чтобы, следуя по пути инновационного развития, мы добились существенных результатов.



http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован